Как иммигрант из Азербайджана стал инженером в Twitter и продал им идею на $50 миллионов

Турал Бадырханлы первый студент из Азербайджана, получивший степень бакалавра в Массачусетском технологическом институте. Родившись в городе Губа, в 160 км от Баку, сегодня он работает инженером компании Twitter, в самом сердце IT-индустрии — в Кремниевой долине.

Фото: Адыль Юсифов, 1news.az

— Я никогда бы не подумал, что когда-нибудь окажусь в этом месте. Мечты действительно сбываются, если очень захотеть…, — рассказывает Турал в интервью 1news.az. — Из Азербайджана я уехал в 2002 году. Сначала в Турцию, потом в Бостон, где проучился и получил степень бакалавра, а затем магистра. Последние пять лет я живу и работаю в Калифорнии. Меня привлекают технологии и инновации, в частности, компьютерные технологии. Это — одна из главных причин, почему я живу именно там.

Когда я окончил учебу, в 2009 году, в Америке еще продолжался финансовый кризис. После окончания университета, как правило, дается год, чтобы выпускники могли найти работу. Если за это время вы никуда не устроились, то вынуждены будете уехать. Некоторые ребята из моего же университета не смогли трудоустроиться. Но мне очень повезло. Мне поступило несколько предложений о работе, в том числе от одного продвинутого стартаппа Admob. Я точно знал, что хочу работать в подобных проектах. В таких компаниях результат твоей работы имеет мультипликационный эффект. В этой компании я стал заниматься разработкой программ рекламы для мобильных телефонов. В 2009 году это было не очень популярным направлением, но сейчас все изменилось.

Спустя год эту компанию приобрел Google почти за миллиард долларов. Google конкурировал с нашей компанией, но мы опережали их своими продуктами, и им было легче просто нас купить. Весь состав, 150 человек, продолжил свою работу уже под их крылом.

Знаете, мне всегда хотелось создать что-то свое. Находясь в центре инноваций, в такой стране, как Америка, невозможно не создавать, не творить. Если у меня не получится сделать то, что я хочу, то это все равно будет опыт. Поэтому, проработав в Google почти два года, я принял решение отделиться от него и начать свой проект. У нас с другом были идеи, которые мы хотели реализовать. Но нам не удалось завершить их, так как он должен был уехать домой, в Турцию. Я продолжал работать над своими идеями один в течение полугода. К концу того года я познакомился с парнем, с которым поделился своими идеями в области мобильных приложений. Он, так же как и я, работал какое-то время в Google. У нас возникла идея поработать над новыми видами реклам для мобильных телефонов, называемыми native advertising. Эти виды реклам уже приносили очень большие доходы некоторым компаниям, таким как Facebook и Twitter. И мы решили создать эту технологию для медиакомпаний, например, для ESPN, Fox, New York Times и т.д.

— Как долго просуществовал этот проект? Каких успехов Вам удалось достичь?

— Эта компания просуществовала полтора года. В этот период мы работали с Twitter над некоторыми стандартами рекламы. У них были схожие с нами идеи. Но мы опять-таки опережали их, поэтому они выразили желание купить нашу компанию. Это произошло в июне прошлого года. Наши технологии мы интегрировали в технологии Twitter и стали ее частью.

— Я слышала, что Вы продали Twitter приложение, разработанное Вами и Вашей компанией за 50 млн долларов…

— Это конфиденциальная информация. Ни Twitter, ни мы не говорили на эту тему. Сейчас наша компания является частью этой компании, и последний год я работаю там в качестве инженера.

— И все-таки, почему Вы продали этот стартапп?

— На это было несколько причин. У Twitter были ресурсы, которых не было у нас и наоборот. Объединив силы, мы могли опередить наших конкурентов. Это тот рынок, куда входит Facebook, планирует войти Google. Речь идет о рекламном сегменте.

Реклама – это сфера, где быть первым всегда важно и двигаться необходимо очень быстро.

Фото: Адыль Юсифов, 1news.az

— Это одна из прибыльных сфер, если не самая прибыльная…

— Согласен. Twitter только на рекламе и зарабатывает, как и Facebook. Обороты Google составляют 60-70 млрд в год. Twitter запустил этот процесс в компании только год назад.

— Чем Вы занимаетесь сейчас, будучи в составе такой компании, как Twitter?

— Нашей задачей было интегрировать продукт, который мы создали, в систему Twitter. Мы завершили этот процесс. Сейчас работаем над мобильными технологиями в этой компании. В Namo Media у нас было много идей, как опередить любую конкуренцию в этой сфере. Теперь эти идеи принадлежат Twitter, и мы работаем над их реализацией.

— Вы начинали работу в стартапах, а сейчас работаете в большой и известной компании. Разница чувствуется?

— В маленьких компаниях всегда больше риска, стресса, но и в то же время, когда ты чего-то достигаешь, это сразу заметно. Возьмем, к примеру, WhatsApp.

Маленькая компания с 50 сотрудниками и 500 млн пользователей была продана за 20 млрд долларов. Успехи таких стартаппов мотивируют. У тебя возникает чувство, что ты тоже можешь создать что-то, могущее изменить жизнь людей.

— Как Вы думаете, можно ли добиться этого, работая в Twitter?

— Twitter – не такая большая компания, как, предположим, Google.

В Google работают 40-50 тысяч человек по всему миру, в Twitter – 3 тыс., в Facebook – 10 тыс. В Twitter множество решаемых задач. Там есть возможности, и по сравнению с другими двумя она сравнительно молодая, и любое достижение может стать значимым для нее. В этой компании работает много умных ребят, общаясь с которыми можно многому научиться.

— Как Вы считаете, получилось бы сделать что-либо подобное в Баку?

— Баку для меня — это иной мир, потому что я не могу здесь заниматься чем-либо близким тому, чем занимаюсь в Штатах. Это касается не только Баку, но и любого другого города. Я, конечно, могу вернуться, но заниматься технологиями здесь уже не смогу.

— Какие планы на будущее? Поделитесь.

— Я никогда не планирую что-либо больше чем на 2-3 года. Сейчас мир стремительно меняется, и планы могут меняться так же быстро.

Фото gencol.az

— Сколько Вам лет? Откуда Вы родом?

— Мне 29. Родился и вырос в Губе. После 7-го класса поступил в турецкий лицей. Долго думал, где продолжить образование, и выбрал Турцию. Поступил в университет Богазичи на факультет физики. В то время о получении образования в Америке я ничего не знал. Мне только было известно, что плата за обучение там высокая, и я не смог бы себе этого позволить, поскольку у меня не было таких средств.

В Турции я начал изучать английский, находясь на подготовительном курсе. Этот этап необходимо пройти перед поступлением на первый курс. В тот период я узнал много нового об образовании в США. Я часто общался с другими ребятами, которые хотели поступить в американский вуз или уже учились там.

Как оказалось, в Америке существуют такие учебные заведения, которые рассматривают резюме студента, не учитывая финансовый фактор. Я знал, что не смогу платить 50 тысяч в год, и подал документы только в те, которые могли бы предоставить мне стипендию.

Меня приняли в Массачусетский технологический университет – самый лучший университет в мире, специализирующийся в области инженерии. Я был безумно счастлив.

— Так вот как Вы попали в Америку, а точнее — в Бостон…

— Мне удалось получить степень бакалавра за счет тех средств, который выделял мне университет. Обучение в магистратуре оплатил мой профессор, с которым мы вместе работали над одним исследовательским проектом. Второй семестр обучения мне удалось оплатить, работая как teaching assistant в университете. Я преподавал некоторые семинары на уроке компьютерных систем.

— С какими проблемами Вы столкнулись в первый год учебы?

— Знание языка не было для меня большой проблемой. Больше меня интересовали люди, другая ментальность и культура. Впервые я был так далеко от Родины и своей культуры. Я начал привыкать к новым для меня отношениям: педагог-студент и ко многому привык со временем. Самое интересное, что я учился не только от профессоров, но и от самих студентов. Это был один из лучших опытов в моей жизни.

— Почему Вы не продолжили преподавать? Это ведь одна из самых почитаемых и хорошо оплачиваемых профессий в США.

— Академия для меня, так сказать, слишком теоретическая. Да, вы можете заниматься исследованиями и открывать что-то новое, но большинство ваших инноваций, скорее всего, не найдет практического применения. Многие из них так и остаются на бумаге. Меня больше интересует создание продуктов, которые могли бы влиять на жизнь людей и менять ее к лучшему. Поэтому я принял решение не продолжать преподавание, хотя мне это нравилось. Компьютерная инженерия – эта такая область, где ты можешь творить, не имея больших ресурсов. Не нужно строить заводы, собирать запчасти, паять шнуры. Одного компьютера вполне достаточно.

— Расскажите о родителях. В Вашей семье есть физики или математики? Откуда такая тяга к точным наукам?

— Мама — педагог по физике, папа — по математике. Мои бабушка и дедушка со стороны мамы тоже были физиками. Ответ напрашивается сам собой.

Родители всегда интересовались моим обучением и знали цену образованию. Они старались нам с братом дать хорошее образование. Кстати, мой младший брат сейчас живет со мной в Сан-Франциско. Он — инженер по электронике. Учился в Турции.

— Как часто навещаете родителей?

— Последние 10 лет приезжаю в Баку каждый год на новогодние праздники. Когда был студентом, то приезжал еще и на каникулы. Мои родители недавно переехали в Баку. До этого мы навещали их в Губе.

— Что Вам больше всего нравится в Сан-Франциско?

— Двести шестьдесят солнечных дней! Дождь идет всего лишь пару недель в году. Много кафе и ресторанов. Многие ведут здоровый образ жизни, всегда выглядят хорошо.

Мне удается время от времени выбираться в другие штаты. Каждый штат, каждый город имеет свою культуру, свои ценности, свою энергетику. Сан-Франциско очень либеральный город. Может потому и стал центром инноваций. Но как город он очень маленький. Население меньше миллиона.

— Изменила ли Вас Америка?

— Я стал более открытым в общении с незнакомыми людьми, но в душе остался таким, каким был 10 лет назад, когда приехал в эту страну. Есть такие ценности из нашей культуры, которые я хочу сохранить в себе навсегда. Мне кажется, что нужно суметь перенять что-то хорошее из другой культуры, при этом внутренне не меняясь.

— И напоследок, Ваши пожелания азербайджанцам, которые проживают за рубежом?

— У нас, азербайджанцев, часто заниженная самооценка себя, своей нации. Когда ты живешь за рубежом, это неправильно. Многим стоит задуматься над этим.

Читайте также на ForumDaily:

Как азербайджанец попал в Дом моды GUCCI в Америке

Как я иммигрировала из шумного Киева в тихий пригород Коннектикута

Как не надо подаваться на визу в США: почему мы получили отказ

Как я стал гражданином Америки: процесс натурализации от А до Я

Получите самые важные новости в свой мессенджер, подписавшись на ForumDaily, а также читайте нас в Telegram, Google+ и Facebook. 

 

Разное Наши люди Наши в США иммигранты в США
1005 запросов за 3,666 секунд.