Как дети в Калифорнии изучают трагедию Холокоста

Фото автора


Тема детских стихов, частушек и забав плохо вяжется с Холокостом. Однако авторам спектакля «Посвящение», поставленного русскоязычной школой «Тиква» при Еврейском общинном центре Сан-Франциско, удалось совместить эти, казалось бы, несовместимые вещи. Трагедия еврейского народа начинается здесь с беспечных игр и забавных сценок, а заканчивается символами трагической гибели сирот под отрывки пронзительной поэмы Александра Галича «Кадиш». В спектакле участвовали как дети, начиная с 8 лет, так и опытные педагоги.

О том, как удалось объяснить малышам сложное понятие смерти, о роли педагогов в еврейских гетто и особенностях работы с американскими детьми нам рассказала автор сценария и вдохновитель спектакля, преподаватель русского языка Елена Биляк.

Елена поясняет: поставленный учениками школы спектакль посвящен в первую очередь педагогам гетто, а также всем другим взрослым, добровольно остававшимся рядом с детьми в самые страшные периоды их жизни и отправившимся вместе с ними в газовую камеру. Самым известным из них стал врач и педагог Януш Корчак, погибший вместе со своими воспитанниками из варшавской школы-интерната «Дом сирот» в лагере уничтожения Треблинка. Кстати, именно ему и посвящена поэма «Кадиш». Но Елена Биляк уверяет: людей, подобных Корчаку, в годы Второй мировой войны было намного больше, чем нам известно.

«Для меня тема педагогов, пошедших на смерть вместе с детьми, в принципе очень близка. Я родом из западной Украины, где была очень сильна польская культура, а Януш Корчак по сей день является польским народным героем. К тому же я сама – педагог, притом педагог по призванию, и я понимаю, что это значит. Конечно, я и раньше так или иначе рассказывала детям о войне. В 2015 году я была в Польше, побывала на Умшлягплаце, на месте, где находился Дом сирот, в госпитале и редакции газеты, где работал Корчак, и поняла, насколько образ этого человека до сих пор жив в Польше. Экскурсовод рассказывал нам, как Корчак переживал, что не может спасти детей, конфликтовал с администрацией гетто, как его арестовывали, и во время этих арестов все дела ложились на плечи его гражданской жены, педагога Стефании Вильчинской».

Фото автора

Вернувшись из поездки в США, Елена прочитала «Кадиш» учащимся старшей группы своей школы – 15-летним девушкам. Стихи растрогали подростков до слез, однако идею учительницы поставить спектакль по «Кадишу» девочки не поддержали: тема была слишком тяжела и сложна, чтобы привлечь к участию в постановке детей из младших групп. Вместо этого учащиеся школы поставили спектакль по Чехову, однако через год идея постановки о Холокосте вспомнилась вновь.

«Я подумала и поняла, что поставить «Кадиш» в чистом виде, конечно, очень сложно, но если добавить туда легких стихов Овсея Дриза и скомбинировать с более светлыми образами, это возможно даже для малышей. К тому же одна из моих учениц напомнила мне об еще одном легендарном педагоге – Фридл Дикер-Брандейс, дававшей уроки рисования детям из Терезинского гетто. Она также погибла вместе с детьми в Освенциме в 1944 году. Я начала искать материалы и поняла, что таких педагогов, раввинов и врачей было довольно много. В некоторых лагерях, как в том же Терезинском, детей намерено отделяли от родителей, но разрешали им общаться с педагогами и воспитателями, которые помогали детям преодолеть все ужасы жизни в гетто. Они учили, лечили малышей, занимали их чем-то, чтобы дети не сошли с ума, утешали и развлекали, помогая забыть страх и одиночество. Прочитав все эти материалы, я принялась писать сценарий», – рассказывает Елена.

Действие спектакля начинается в вымышленном местечке Хелом с детских стихов Овсея Дриза. Маленькие дети вместе со старшими разыгрывают сценки, притворно ссорятся и мирятся, мечтают, сидя на завалинке и, конечно, рассказывают сказки. Иногда им в этом помогают взрослые. И лишь постепенно характер стихов меняется, деревенские домики декораций обрастают колючей проволокой, а на груди у детей появляется желтая шестиконечная звезда.

«Ученикам из младших групп я, конечно, не рассказывала подробностей вроде того, что дети сгорели заживо. Они знали, что все обитатели гетто погибли, но без лишних деталей. К восьми годам дети уже что-то слышали о войне и Холокосте. Я сказала им, что Гитлер намерено уничтожал целые народы, особенно цыган и евреев, и мы хотим сделать спектакль на эту тему. Однако собственно про смерть, в основном, рассказывали старшие дети. Наши малыши очень любили стихи Овсея Дриза, и в спектакле озвучивали именно их. Более трагические стихи, включая отрывки из «Кадиш», читали старшие дети. Средняя группа тоже была вполне способна осмыслить тему спектакля. К тому же, я сознательно привлекла взрослых. В этом спектакле играла мама одной из девочек, притом она вызвалась играть сама, как и наш преподаватель хореографии София Коган, и один из выпускников школы», – поясняет Елена Биляк.

По словам Елены, София Коган проделала огромную работу для того, чтобы принять участие в постановке. Эмигрировав семилетним ребенком, она почти полностью отвыкла от русского языка и, в отличие от учащихся школы, не имела возможности обновить забытые навыки.

«На педсовете мы чаще всего общались по-английски, и только на репетиции обнаружилось, что София, хоть и понимает русский, читает с трудом и неправильно расставляет ударения. Однако она настояла на том, чтобы проработать вместе со мной весь текст. Эта удивительная девушка сидела над сценарием часами, и прилагала на репетициях колоссальный труд. В результате она сыграла на идеальном русском, и никто из зрителей даже не заподозрил, как тяжело ей это далось. Она работала, как никто другой, и в рекордные сроки исправила и акцент, и ударения», – вспоминает Елена.

Педагог признается: для младших детей главной трагедией в истории гетто стала даже не смерть как таковая (ее малыши еще не способны были осознать в полной мере), а разлука с родителями. Представить себе детей, оторванных от взрослых, было для них настоящим кошмаром. К тому же младшим в полной мере передался трагический настрой, заданный старшей группой.

«Я хотела, чтобы в конце спектакля они сыграли испуг, спрятались за старших, однако они делали все это по-настоящему. Они искренне жались к старшим, отчего постановка получилась еще более пронзительной», – отмечает сценарист.

Елена Биляк уверена: такую страницу в истории человечества, как Холокост, важно знать в любой стране, будь то Россия или США.

«К тому же, мне важно было рассказать о неизвестных героях. Многие слышали, к примеру, о Януше Корчаке, но мало кто знает, что его гражданская жена шагнула в ту же газовую камеру, что и он. И Вильчинская, и Корчак погибли, даже понимая, что им не спасти детей. Они пожертвовали собой лишь для того, чтобы не дать детям испугаться. По дороге они рассказывали им сказки, пели песни, и в этом заключается настоящий подвиг.

Мало кто знает, как Фридл Дикер-Брандейс выменивала на краски свой скудный продуктовый паек, чтобы детям было, чем рисовать, и умудрялась раскрыть перед заключенными целый мир. Я пыталась рассказать детям и зрителям о подвиге жизни в невыносимых условиях: о характерах, принципах, порядочности и ответственности учителя. К тому же нельзя забывать, что угроза фашизма есть всегда, и как только мы забываем историю, она повторяется», – резюмирует Елена.

ForumDaily не несет ответственности за содержание блогов и может не разделять точку зрения автора. Если вы хотите стать автором колонки, присылайте свои материалы на kolonka@forumdaily.com

Читайте также на ForumDaily:

В «Яд Вашем» Трампу подарили альбом еврейской девочки, погибшей в рижском гетто

История Оскара Шиндлера: шпиона, эсэсовца, собутыльника советских солдат и праведника мира

Власти Литвы и соотечественники преследуют автора книги об ужасах литовского Холокоста

Какой вклад внесли евреи в победу во Второй мировой войне

9 евреев, переживших Холокост и ставших знаменитыми

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

Разное Холокост Колонки