Гарвард, HBO, номинация на ‘Оскар’ и дружба с Портман: как эмигрантка из Беларуси воплощает американскую мечту

Впервые за всю историю страны белорусский фильм выдвинут на премию «Оскар». В ленте про неудавшуюся имиграцию «Хрусталь» главную роль сыграла Алина Насибуллина – жена рэпера Хаски. Издание KYKY рассказало историю режиссера Дарьи Жук, которая уже больше двадцати лет живет между Минском и Нью-Йорком. Она поведала о пути к «Оскару», совместной учебе с голливудской актрисой Натали Портман и работе на HBO.

Дарья Жук Фото: KYKY

Фильм «Хрусталь» рассказывает историю провинциальной девочки, которая хочет уехать работать диджеем в Чикаго, но не может этого сделать из-за документов, поэтому остается в Минске 90-х годов, понимая, что в стране «никогда ничего не изменится».

Как фильм попал на «Оскар»

Сценарий «Хрусталя» лежал на «Беларусьфильме» полтора года. Фидбэка не было, я понимала, что отправила проект «на деревню к бабушке», поэтому параллельно спрашивала у разных людей, могли бы они заинтересоваться фильмом, пыталась отыскать гранты – перепробовала кучу вариантов поисков финансовой помощи, а когда собралось 50-60% от нужного бюджета, решила начать съемки. Многие говорили, что нужно потерпеть, но я просто не выдержала, к тому же белорусская команда постоянно подстегивала, спрашивала, когда мы уже начнем.

«Беларусьфильм» я подключила к работе на последних стадиях создания фильма, поэтому мы сотрудничали на наших условиях.

Нашли точки соприкосновения, которые были полезны обеим сторонам. Например, киностудия дала нам натурплощадку, некоторые костюмы и оборудование, а взамен получила процентную ставку проекта – любая компания, которая даже частично финансирует проект, получает свой процент.

Затем на базе «Беларусьфильма» был создан Оскаровский комитет, который рассмотрел заявку от моего продюсера Валеры Дмитроченко и выдвинул фильм кандидатом от страны. Я всегда считала подобные премии заоблачными далями и, конечно, фильм делала не для того, что побороться за «Оскар» – хотелось рассказать белорусам и людям Запада эту историю. В процессе создания фильма я как будто на войну сходила, буквально только что вернулась с нее и стала нормальным человеком. До этого была в собственном астрале: в какой-то момент подготовки ленты жизнь на несколько месяцев замкнулась, я просто сидела в своей квартире и монтировала кино. Стала мономаньяком и говорила только об этом фильме.

Приятное известие

Я узнала о том, что «Хрусталь» отправляют на «Оскар» на фестивале в Карловых Варах – ко мне подошел продюсер и сказал, что наш Оскаровский комитет согласен отправить фильм на премию. Валера рассказал новость прямо перед премьерой, и у меня случился эмоциональный перебор (улыбается). Такие большие мысли в принципе никогда не укладывались в мою голову, я привыкла воспринимать только осязаемые.

До того, как подать заявку на участие в кинопремии класса А (в Карловых Варах), мы по совету Игоря Сукманова (директора программы игрового кино международного кинофестиваля «Лiстапад» – Прим. KYKY) показывали отрывки из еще незаконченной картины на индустриальных фестивалях. Это хороший способ заявить о себе, потому что на подобных показах можно обсудить сотрудничество с самыми разными людьми. То есть о нашем проекте уже знали. Вообще, кино можно питчить еще до начала его съемок: рассказывать про его идею агентам, продюсерам, которые участвуют в формировании списков на разных кинофестивалях, а потом посылать картину лично им. Это важно, так как вроде бы интерес со стороны Запада к Беларуси есть, на фестивалях ей выделяют немного места в программе, но в то же время мы не настолько интересны западному миру, чтобы расстилать перед нами красную дорожку.

Хрусталь Фото: kinopoisk.ru

Наша цель сейчас – попасть в лонг-лист (10 фильмов) кинопремии. Конечно, еще лучше в шорт-лист из пяти фильмов, за которые голосуют. Но даже если фильм пройдет отбор и попадет в десятку, его точно многие посмотрят, а мне как режиссеру предложат работу над другими проектами.

Самая главная премия, которую мне хочется получить, – Золотая пальмовая ветвь на Каннском кинофестивале.

Первый раз на Оскаре

Про «Оскар» у меня есть история. Когда-то очень давно я дружила с человеком, который был членом академии этой премии. Однажды в очередной раз пришла к нему поплакаться на плече о том, что хочу делать кино, а он мне билет на «Оскар» вручил – сам уже раз двадцать там был. Помню, как все приезжали на церемонию на лимузинах, а я шла пешком в черном маленьком платье по отдельной красной дорожке для простых смертных – ее в стороне от красной делают – никто не верил, что у меня есть билет. Организаторы даже не представляли, что кто-то может на «Оскар» своими ногами прийти! Это было в 2002 году, я, естественно, сидела на самом дальнем балконе и, пройдя стадию приятного потрясения, поняла, что хочу быть «внизу». За церемонией очень классно наблюдать, но еще интереснее быть ее непосредственной частью.

«Касты» в Голливуде

В мире голливудских актеров и режиссеров есть понятие «каста». Например, торжество «Оскара», которое многие видят по телевизору, – реверансы, все самое главное происходит на вечеринках до и после кинопремии. Там начинаются новые фильмы, заключаются сделки, продумываются перемены в мировой киноиндустрии. Я на этих тусовках не была, но помню, как мои знакомые очень громко радовались и кричали: «Я попал на эту вечеринку!». «Попадание» зависит от статуса, но многое решает и талант человека. Например, абсолютно простую Грету Гервиг в прошлом году окрестили главной женщиной-режиссером – думаю, она была самой модной, крутой и интересной на вечеринке (а она такая и есть).

Есть и другой мир – индустрия, которая крутится около топовых звезд. Начинающие режиссеры всегда пытаются найти для себя потенциально хорошего актера, который может заинтересоваться их проектом и понять, что участие в нем будет полезно для карьеры. Есть даже сериал, который примерно описывает эти процессы, – «Антураж». Он про то, как агент наставляет актера на истинно верный путь. У режиссеров тоже есть менеджеры, которые помогают им правильно строить карьеру. Пройти этот путь в одиночку мучительно сложно, хотя бы потому, что у тебя нет связей. Но вечеринки после кинофестивалей или других мероприятий могут исправить этот момент. Например, еще до дебюта в Карловых Варах мой знакомый на одной из тусовок порекомендовал меня хорошему менеджеру, а тот решил взяться. Мы почти каждый день общались, он присылал мне варианты сценариев – я первое время даже не верила, что подобное возможно.

Учеба в Гарварде и работа «по блату»

Я училась в Гарварде, Колумбийском университете и была на многих киноприемах, но никогда через связи и «по блату» нельзя снять кино. Это нереально. Можно попросить у условного дяди миллион, снять кино, но никогда не пройти с ним ни на один кинофестиваль. Там не берут взяток (улыбается). Когда я работала на HBO, на канал пришла девушка Лена Данем: все думали, что она с «улицы», а потом оказалось, что ее дядя – великий агент в Голливуде. Но при этом она вытянула проект на своем таланте и смелости.

На успех человека влияет не помощь статусного окружения, а в принципе общение с талантливыми людьми.

Я недавно смотрела чудесный фильм «Maya» про жизнь хип-хоп звезды M.I.A. Там описывается, как девочка-эмигрантка из Шри-Ланки начала путь поп-звезды в Лондоне благодаря своей подруге, которая уже была звездой. Я уверена, когда рядом с тобой есть ментор, на которого можно ориентироваться, становится проще поверить, что успех не так далек. Нью-Йорк хорош тем, что люди, которые гипнотизируют тебя своими образами через экран, сплошь и рядом ходят с тобой по одним улицам. Ты понимаешь, что ради их успеха и популярности работает огромная машина по раскрутке, часто пускающая всем нам пыль в глаза. А сами они – такие же простые люди, как и все мы, поэтому и познакомиться с ними можно.

Например, мой бывший парень сейчас встречается с Вайноной Райдер. Я сама училась в Гарварде вместе с Натали Портман, только я на экономиста, а она – на психолога. Мы обе интересовались искусством, поэтому у нас были общие друзья. Я очень уважаю Натали за ее роли в кино, но в реальной жизни эта женщина показалась мне даже немного скучной, спокойной, приземленной в хорошем смысле этого слова. Я понимаю, что такое впечатление сохранилось из-за того, что первоначально к этому человеку был завышенные ожидания, продиктованные ее популярностью.

Безусловно, мне было бы намного сложнее реализовать проект без налаженных связей. Например, девушка, которая помогла получить грант из Германии, училась со мной в киношколе. А с одним из американских продюсеров я познакомилась на Каннском кинофестивале еще в 2009 году.

Но я с уверенностью могу сказать, что связи решают только в том случае, когда у человека есть талант.

Работа на HBO, что это такое

Я окончила Гарвард, мне очень хотелось заниматься творчеством, но в дипломе было написано «Экономика», а денег на личные проекты не было. Чтобы подзаработать, но при этом быть как можно ближе к киноиндустрии, я отправила резюме в HBO. Работала на должности Business development, соприкасалась с дистрибуцией – грустный опыт для режиссера.

Сидела на одном этаже с СЕО компании, поэтому часто видела звездных гостей. Помню, однажды в офис буквально завалился по виду совсем не спавший Харви Вайнштейн в грязной одежде и пытался переодеться перед встречей в туалете. Пожалуй, самый чудесный и достаточно кинематографичный момент из всего шестилетнего опыта работы – поездка в одном лифте с СЕО канала Ричардом Плеплером. Я просто не выдержала и начала рассказывать ему о себе, о том, что хочу заниматься кино. Очень типичная ситуация.

Он спокойно предложил записаться к нему на прием. Чуть позже я пришла на встречу и была крайне приятно удивлена простоте этого человека. Он буквально открыл мне глаза, дал наставления, хотя, казалось бы, зачем ему это делать. Отнесся ко мне с большим уважением, а после «консультации» представил меня своему секретарю как будущую главу HBO. Я понимала, что это большая лесть, но, тем не менее, ее было очень приятно услышать. Самое важное, что он общался со мной на равных. Наверное, во многом из-за этой черты характера Ричард до сих пор является руководителем этой компании – он вдохновитель.

Параллельно с работой на HBO я снимала независимое кино. Спродюсировала три документальных фильма – про группу Gogol Bordello, поэта Анну Ахматову и музыканта Дмитрия Шостаковича. Иногда весь отпуск проводила на съемках. Когда моя миграционная ситуация улучшилась – канал проспонсировал вид на жительство в Америке – я ушла. HBO – компания з безотказно работающей бизнес-моделью, где проекты окупаются еще до выхода на экраны, но и в то же время очень бюрократическая, где сложно подняться по карьерной лестнице или изменить профиль. Я хотела переквалифицироваться в продюсера, когда еще работала на канале, но поняла, что мне проще уйти и вернуться в новом статусе.

Хрусталь Фото: kinopoisk.ru

О корнях

Я никогда не отрывалась от своих корней. Но меня и не воспринимают американкой – я ей никогда не стану. Хотя уже могу назвать себя режиссером из Нью-Йорка – в этом городе, кажется, вообще нет коренных жителей, все откуда-то приехали, очень мультинациональный город. Я его очень люблю, Америку люблю меньше. У меня был опыт жизни в Калифорнии, на среднем западе Америки – везде было некомфортно, только в Нью-Йорке хорошо, но Беларусь все равно притягивает обратно. Каждый раз, когда приезжаю в Минск, чувствую, как из истеричной волны попадаю в спокойную, размеренную. В этом городе время как будто течет медленнее, и мне это нравится. Буквально недавно спросила у мужа, не хочет ли он на какое-то время из Нью-Йорка сюда приехать пожить. Но, к сожалению, это пока нереально. Режиссер – нестабильная профессия, ты заканчиваешь проект и снова попадаешь в состояние моральной и финансовой нестабильности. А если предлагают что-то интересное, собираешь чемодан и едешь, даже в Китай.

Про Беларусь в Америке либо вообще ничего не спрашивают, либо задают общие вопросы, на которые сложно ответить – типа чем наша страна отличается от других. В последнее время я сталкиваюсь с другой проблемой – из-за титанических изменений в России меня часто определяют, как россиянку. Приходится объяснять, что это не так, что Беларусь – другая страна, где все иначе, у людей характеры другие. Мне кажется, белорусам не присущ империализм «я из большой страны, и мне всё можно», скорее мы думаем, что нам всё нельзя, потому что мы из маленькой страны. К тому же, мы гораздо лояльнее и более гибкие, чем россияне.

Как белорусу попасть в Гарвард

Просто. Но у меня к Гарварду был долгий путь. Сначала я окончила экстерном минскую школу, потом уехала по обмену учиться в американскую школу. Позже снова вернулась в Беларусь, доучилась в местной школе и приняла решение поехать на учебу в женский колледж. В 18 лет я попала в американскую деревню, от которой до города нужно было ехать часа три на машине. От безысходности читала много книг, а потом подружилась с двумя девочками – украинкой и казачкой.

Вместе мы пришли к решению, что нужно выбираться из этого болота. Я наметила побег в Гарвард.

Чтобы туда поступить, нужно получить рекомендации от учителей, заполнить анкеты и пройти тесты. Насколько я помню, это можно сделать даже в минском инязе. Экзамены в Гарвард, как мне показалось, даже легче, чем в белорусские ВУЗы – в них нет вопросов на эрудицию, типа, когда был построен какой-нибудь замок. При помощи текстов они хотят выяснить, насколько ты умеешь мыслить критически. Признаюсь, тестирование я прошла плохо. Для меня в то время эта система «выбрать а или б» была непривычной, хотелось просто выйти к доске и устно ответить.

После тестирования необходимо пройти интервью с человеком, который окончил Гарвард. Когда все это сделано, можно отправлять документы. Меня взяли на третий курс на полную стипендию. Американский университет научил американской пуританской философии – ставить себе высокую планку, достигать целей, бесконечно любить труд и быть упорным: если чего-то хочешь, упирайся в одну точку и работай.

Мне кажется, если бы я не поступила туда – не решилась бы пойти в кино, осталась в комфортной среде. Нас же как в белорусских школах учили: «Не высовывайся». До сих пор помню, как учительница по русскому зачеркивала местоимение «я» в сочинениях и заставляла переписывать Белинского. В Гарварде наоборот спрашивали, что мы думаем, учили не закрываться цитатами, а быть самим собой.

Читайте также на ForumDaily:

История успеха: украинцы создали первый в США парк устойчивого развития

Наука на экспорт: украинская компания продавала в США курсовые на заказ

Наши в эмиграции: история успеха украинца в Аргентине

Украинка, покорившая мировой покер: история успеха Ольги Ермольчевой

Как житель Алабамы, бросивший школу, заработал $550 миллионов

Получите самые важные новости в свой мессенджер, подписавшись на ForumDaily, а также читайте нас в Telegram, Google+ и Facebook. 

 

Разное Беларусь фильмы Оскар Наши люди


 
1030 запросов за 3,204 секунд.